morzhik55 (morzhik55) wrote,
morzhik55
morzhik55

Инклюзия - это "война с самими собой". Часть 1.



В Кирове и Кировской области будут строить «инклюзивное общество».
Именно так заявлено на сайте администрации города.

Вы спросите: Из кого, или чего будут строить это общество? Что это вообще такое и зачем нужно?
Отвечаю: Строить будут из нас с вами. Другого материала у чиновников нет. Что же касается объекта строительства, то на нём стоит остановиться подробнее, он того заслуживает.

О том, что такое инклюзия, инклюзивное общество и инклюзивное образование как его часть, я писал год назад, когда опубликовал первую часть разбора выступления, прозвучавшего на открытии общероссийской конференции по инклюзивному образованию, которая проходила в нашем городе.
Тогда, к сожалению, я не закончил публикацию разбора. Поэтому, сейчас исправляю эту ошибку. Это как раз тот случай, когда лучше поздно, чем никогда.

Чтобы не потерялась логическая связность изложения, я решил вернуться к началу и поэтому размещаю в этом посте первую часть разбора:

Инклюзия, или инклюзивное  образование (ИО) – это достаточно новое направление в модернизации системы нашего образования. Смысл ИО в том, чтобы на всех уровнях, начиная с  дошкольного, вместе друг с другом учились обычные дети, и дети имеющие нарушения в физическом и (или) психическом развитии.

27-28 ноября 2014 г. в Кирове проходила всероссийская научно-практическая конференция, посвящённая инклюзивному образованию. Я, как представитель «Родительского всероссийского сопротивления» (РВС), по поручению товарищей побывал на открытии конференции – пленарном заседании, которое проходило в большом зале Кировского кукольного театра. Я зарегистрировался как участник, получил материалы конференции и прослушал все доклады на открытии. Один из докладов, заинтересовал меня особенно сильно,  и именно его я буду разбирать ниже.


Алёхина
Читала его гостья из Москвы - Алёхина Светлана Владимировна, директор института проблем инклюзивного образования, проректор ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет».

Ниже я постараюсь описать,  что мне стало понятно при знакомстве с инклюзивным образованием, что насторожило и обеспокоило в процессе этого знакомства.
Если говорить в общем , то для меня понятно, что ИО – это одно из многочисленных проявлений «модернизации» нашей российской действительности.  К сожалению, очень часто эти проявления носят откровенно разрушительный, а не созидательный  характер, хотя и преподносятся как благо. Инклюзия - как раз из этого разряда.
Как родитель и патриот я имею право высказать своё мнение. Тем более, что я не одинок в своих сомнениях по поводу ИО. В одном из докладов на открытии были показаны данные опроса среди родителей и учителей об отношении к внедрению ИО.  К сожалению, не было указано - сколько человек было опрошено, каких родителей и учителей опрашивали, обычных или имеющих отношение к детям-инвалидам. Но всё равно, опрос показал, что 55 %  учителей (25 % не согласны, 30 % сомневаются) по каким-то причинам не принимают до конца  ИО.



Опрос ИО
Получается даже среди профессионалов, а не только у меня, есть основания сомневаться.

Впервые в  Кирове с ИО я столкнулся  случайно, примерно два года назад. Знакомая рассказала моей жене, что у них в садике есть инклюзия.  Знакомая вполне здраво обосновала, почему ей это не нравится.  Дальше, моя жена, а она тоже активист РВС,  начала на местном форуме для мамочек дискутировать и доказывать, что ИО - совсем не такое однозначно хорошее явление. В процессе общения стало понятно, что ИО - тема важная, но по ней в то время почти не было ни случаев серьёзного противодействия, ни серьёзных разборов показывающих опасность этого нововведения. Материалы, выражающие альтернативный взгляд на явление инклюзии, приходилось собирать буквально по крупицам, но немного позже публикации стали появляться - это статья об инклюзии в газете «Суть времени» и несколько статей на сайте «РВС».

Итак, перехожу к разбору доклада.
Раньше я считал, что инклюзия наносит вред только образованию – и коррекционному и общему, но прослушав доклад на конференции, стало понятно, что ИО – это частный случай широкого проекта изменений, который называется «Включающее общество».
Выступление Светланы Алёхиной поразительно отличалось от всех остальных. Все выходили к трибуне, и быстро, ровным тоном читали доклады – сухие факты, графики, цифры отчётности и показателей.  Да простят меня докладчики – но на их выступлениях меня клонило в сон. Именно так, я и представлял себе открытие конференции. Но когда подошла очередь Алёхиной – всё сразу изменилось. Выступление отличалось от предыдущих всем - формой, манерой и содержанием.  Она не стала выходить к трибуне, а выступала  со своего места, сидя за столом президиума.  Она не тараторила, а говорила медленно, с паузами и акцентами в нужных местах, каждое слово было весомо и значимо.  Она говорила не про рабочую рутину,  а про тяжёлый труд на долгие годы, говорила об огромном значении этого труда. Она говорила о грандиозных задачах и великих целях.  При этом, намекала  на материальную выгоду - для согласившихся, и на судебную ответственность - для не согласных.  Было понятно, что всё  сказанное  - не предмет для обсуждения. Это был не доклад. Это была настоящая проповедь о вечных ценностях. Откровение, дарующее большие смыслы и мобилизующее на труд ради великой цели.  Выступление было сильным, и один из источников этой силы стал мне понятнее, когда я узнал, что Светлана Алёхина – кандидат психологических наук.

Выступление заслуживает,  чтобы его просмотрели. Только так можно будет ощутить исходящую от Светланы Владимировны уверенность в своей правоте и  неотвратимости надвигающихся изменений.

Я хочу  выделить несколько смысловых линий, которые прослеживались через всё выступление:

1. Изменения в образовании в виде перехода к инклюзии - это частность. Одно из проявлений будущих изменений, которые должны затронуть всё общество, все сферы жизни человека.
2. Разделения людей по медицинским показателям - не обосновано.  Такое разделение нарушает права человека.

3. Нужно менять коренные устои образования, культуры и всего общества.
4. Общество и его нормы должны меняться под индивидуальные требования. Имеено так, а не наоборот - когда индивид должен подстраиваться под  общество в котором он живёт.
5. Инклюзия нужна  по разным причинам – это благие морально-нравственные преобразования общества, движение вместе со всем миром к великой цели, а также материальная выгода для сторонников, и  судебная ответственность для противников. Принцип кнута и пряника.
6. Противоречия между коррекционным образованием и общим образованием, которое хотят сделать целиком инклюзивным - это искуственно созданный конфликт. На самом деле конфликта не существует.
7. Инклюзия внедряется вполне официально – государственные служащие в государственных учреждениях на государственные деньги делают эту работу.
Эти линии, петляя и пересекаясь, в конце доклада сошлись в одной точке, когда Алёхина, невольно проговорившись, сказала, для чего нужна инклюзия – для того, чтобы выиграть войну с самими собой.

Описание каждой линии я буду подкреплять цитатами из выступления.

1. Изменения в образовании в виде перехода к инклюзии - это частность. Одно из проявлений будущих изменений, которые должны затронуть всё общество, все сферы жизни человека.


«Широкая рамка заключается в том, что сама идея инклюзии – это социальная концепция».
«Включающее общество – вот основная идея, которой подчинены эти изменения. Наше общество должно быть открыто для любого члена этого общества, оно должно быть ориентировано на принятие любого члена общества, независимо от его различий, и право на отличие, на индивидуальное отличие, лежит в основе этой концепции».


Идея «включающего общества» подразумевает, что наше общество – «исключающее». В случае с ИО имеется  в виду ситуация, когда ребёнка-инвалида ведут учиться не в обычную школу, а в коррекционную. Происходит это, якобы потому, что общество хочет избавиться от инвалидов, и для этого их «исключают» - изолируют от общества в специальном заведении.  То есть коррекционные школы, специально созданные, чтобы любой человек мог получить образование и реализовать себя в жизни, изображаются тюрьмой или концлагерем, средством изоляции детей-инвалидов от здоровых детей. Если человек принимает такую извращённую логику, то дальше он услышит "предложение, от которого невозможно отказаться" (с). Человеку предложат принять мысль, что плохое "исключающее" общество, которое якобы угнетает инвалидов, нужно переделать в хорошее "включающее" общество. При этом  нет внятного описания, что собой представляет такая социальная модель, и вообще совместима ли она с жизнью страны и народа.

2. Разделения людей по медицинским показателям - не обосновано.  Такое разделение нарушает права человека.

«Не статус инвалидности может  нас делить на инвалидов и не инвалидов».

Вот это да. Статус инвалидности у человека есть , но считать его инвалидом  нельзя – это нарушение прав.

«Не медицинский диагноз лежит в основе различия людей».
«Идея инклюзии не базируется на нозологическом разделении… детей».
(Нозология – это учение о болезнях).

Как это понимать? Больной человек ничем не отличается от здорового? Или  болезней вообще не бывает?  Видимо их придумали врачи, чтобы нарушать права человека?
Юридическое понятие права и равенства всех граждан перед законом – в неизменённом виде переносится в область медицины. Якобы создание особых условий для больного – это нарушение права больного. При чём  тут вообще понятие права? Болен человек или здоров  - теперь будет определять не врач, а судья? Специфическая инклюзивная логика, противоречит здравому смыслу, а чтобы это не было так заметно, старые названия заменяют на новые. Инвалид теперь не инвалид, а человек с «ограниченными возможностями здоровья», но от переименования  легче человеку не станет.


«Идея инклюзии не делит детей на группы, она даёт право разным детям быть в одном классе».
«Любому ребёнку: мигранту ли, ребёнку из другой культуры, из другой веры,…с какими-то проблемами в здоровье, ребёнку, находящемуся в условиях социального риска, например, ребёнок, который переживает  развод своих родителей…Если мы в образовании, в школе, где он учится, не окажем ему в этот момент поддержки, не адаптируем для него какие-то формы обучения, может не обеспечим ему какую-то индивидуализацию, этот ребёнок не сможет в условиях своего эмоционального стресса включится в общий поток и исключится из образования».


Все различия, так сказать, уравниваются.  Характер различия якобы  не имеет значения.  Хотя с точки зрения здравого смысла, очевидно, что разница между инвалидом и здоровым человеком, отличается от разницы между мигрантом и местным жителем.  Отличается, в том числе и по возможности учиться в общеобразовательной школе. Это отличие, касается именно возможности, а не права. Но для инклюзии это не важно. Важно только, что большинство должно подстраиваться под меньшинство, а общество  должно подстраиваться под индивидуума.

Продолжение - Часть 2, Часть 3.

Tags: Инклюзия, Киров, Светлана Алёхина, включающее общество, инвалиды, инклюзивное образование, коррекционное образование, разрушение образования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments