morzhik55 (morzhik55) wrote,
morzhik55
morzhik55

Инклюзия - это "война с самими собой". Часть 2.



"Извлечение камня безумия". Картина неизвестного художника, XVII век.

Как и зачем нужно сделать из нашего "плохого" общества, хорошее - инклюзивное?

Продолжаю разбор выступления на общероссий научной конференции (Часть 1).

3. Нужно менять коренные устои образования, культуры и всего общества.

«Это не модное течение, это не процесс, который закончится с каким-то определённым годом или с государственной программой, это только очень большое, очень сложное начало изменений, глубочайших изменений ценностных установок нашего образования»

«Впереди сложнейший пласт изменений. Это ценностные изменения. Это изменения в отношениях людей. Изменения в нормах культуры»

А  общество не нужно ставить в известность, о том, что у него хотят изменить нормы и ценности, лежащие в фундаменте этого самого общества? Прежде чем  административным способом менять  культурные нормы и ценностные установки, реформаторы спросили у людей, живущих в стране, нужно ли им подобная трансформация и что люди об этом думают? У нас вроде демократия? Даже чтобы депутатов в думе сменить, и то проводят выборы, как процедуру выяснения мнения людей для достижения некоего согласия в обществе. А тут, не депутата меняют, тут замахиваются на вековые традиции и не считают нужным сообщить об этом обществу.  Или это не обязательно, когда действует  принцип «большинство должно подстраиваться под меньшинство», и когда  меньшинство, «просвещённое» забугорными методичками, может диктовать свою волю большинству, парализованному чувством ложной вины?

«Это очень серьёзное требование к нам, к нашему мышлению, к нашему пониманию людей, их сожительства, общественных связей, норм культуры – это всё требует изменений»

Возникает справедливый вопрос - А кто вы такие, чтобы требовать подобное? Духовные и нравственные авторитеты? Нет. Просто специалисты в области образования? Ну так есть и другие специалисты, которые с вами не согласны, об этом говорит ваш собственный опрос. Также, у меня есть основания утверждать, что наш народ не принимает инклюзивное образование.
В июне этого года
1203 активистов РВС и «Сути времени» проводили массовый социологический опрос посвящённый вопросам образования. Всего опрошено 24506 человек в 75 регионах Российской Федерации. Опрос в том числе касался и отношения жителей нашей страны к ИО. Результат однозначно не в пользу инклюзии: 44,5 % опрошенных настояли на том, что «дети с задержками развития должны учиться отдельно, в специальных школах», при этом 32,4 % высказали уверенный протест против инклюзивного обучения. «ЗА» оказались только 16,9%.
Ну хорошо, предположим, это можно списать на то, что люди плохо знакомы с вашими идеями. Но почему бы, в таком случае, не сделать публичное обсуждение ваших требований? Если вы так уверены, что предлагаете нечто высоконравственное, то есть все шансы, что народ вас поддержит и возлюбит. Или вы считаете, что у нас «народ не тот», и поэтому он не сможет понять и принять благородные устремления господ реформаторов? Вопрос можно считать риторическим, так в последние десятилетия все наши реформаторы в образовании, науке, культуре и т.д., действуют исходя из своих представлений о том, что они – просвещённое меньшинство, и поэтому, на основании своей просвещённости, имеют право требовать от тёмного народного большинства покорности процессу «модернизации», который больше напоминает уничтожение. Но эти требования, разумеется, исходят не от самих господ реформаторов, а от горячо любимого ими Запада. Именно поэтому наши «просветители» и говорят в манере, не предполагающей возражений, хотя сами при этом являются просто передаточным звеном между «дремучей сиволапой Россией» и всей мудростью Запада, под которой сейчас понимаются невидимая рука рынка, ювенальная юстиция, толерантность, и прочее ЛГБТ.

«Мы переходим к очень важной модели, которая не людей делит, и вообще людей не делит, а наоборот объединяет их в единое сообщество и рождает новую культурную норму по принятию наших отличий»

Не учите дедушку кашлять. Мы сами всех можем поучить, как объединять людей в единое сообщество на основе принятия отличий. У Российской империи, а тем более у Советского Союза накоплен огромный опыт гармоничного соединения людей разных по крови, религии, культурному уровню. Такое глубокое переплетение народов и культур – это уже способ существование нашего государства. Светлана Владимировна этого не знает? Сомневаюсь. Разумеется, знает, но это не мешает ей утверждать, что культурные нормы нашего народа не принимают отличий. Потому что без этого утверждения инклюзия не вытанцовывается.

«У нас нет в жизненном опыте того, что рядом с нами сидит человек на  коляске, мы можем относиться к нему как к себе. Мы просто не привыкли  этому. Пусть привыкнут к этому наши дети, путь они научатся жить по-другому»

Причём тут жизненный опыт? Ну да, у нас не часто увидишь человека на коляске. Но причина этого не в том, что всех инвалидов спрятали под замок. А в том, что инвалидов просто меньше чем здоровых людей. Но как-то странно считать это недостатком. При этом, люди на улице никак не выделяют инвалида на коляске среди других прохожих, пальцами в них никто не тычет. Поэтому, не понятно, что значит выражение относиться «к нему как к себе».

4. Общество и его нормы должны меняться под индивидуальные требования. Именно так, а не наоборот - когда индивид должен подстраиваться под  общество, в котором он живёт.

«Основные требования к социальным условиям, а не к изменению человека к какой-то теоретической норме, не к соответствию нас  к норме, а к изменению условий под наши индивидуальные особенности. Если вы вдумаетесь – это очень сложная задача для нас, десятилетиями и веками привыкшими жить по-иному»

Это призыв к рассыпанию общества в пыль. Потому что главное условие существования общества, как коллектива людей, является готовность этих людей жертвовать частью своих «индивидуальных особенностей» ради возможности совместного существования. Это готовность искать и находить компромиссы. И это относится к любому виду коллективности – спортивной команде, школьному классу, семье, трудовому коллективу, государству и т.д.

«Мы говорим о различии моделей, а это очень важно рассматривать, как разные модели, а не просто формы, мы должны начинать говорить о том, что в основе этих моделей лежит разное философское основание … то есть отношение к человеку разное.    Философское основание начинается с того, что либо мы им меняем, корригируем особенности, характеристики самого ребёнка и адаптируем его по наши условия, либо мы (и это иная модель, модель инклюзии), - либо мы изменяем социальные условия, уважая индивидуальные отличия детей»

«Изменяем социальные условия, уважая индивидуальные отличия». Замечательная фраза. У нас в стране население 140 миллионов человек и все индивидуальности. Под каждого будем изменять социальные условия? Ну так в этом случае социум, то есть общество, в принципе не может существовать. Или нужно уважать индивидуальные отличия только у инвалидов, а на остальных, которых большинство, нужно оставить без уважения? Но это же дискриминация по признаку «отсутствие инвалидности». Это что получается, взамен плохой дискриминации инвалидов предлагают хорошую дискриминацию не инвалидов?

«Родители имеют право выбора, где своего ребёнка обучать. В отдельной образовательной организации, где категория детей однородна и дети … все имеют нарушения, и реализуется специальная … адаптированная образовательная программа.  Либо в массовой школе, но в отдельном классе, где реализуются …  коррекционные программы и специальный педагог.  Либо обучать своего ребёнка в обычном классе, там, где дети не такие как он, там, где учительница не дефектолог, а обычный педагог. Родители имеют право выбора. А мы должны с вами предоставить эту вариативность и создать один из вариантов образования такого ребёнка, то есть включить его в условия массового класса»

То есть, когда  родители детей-инвалидов  требуют, чтобы ребёнка взяли в обычный класс – это хорошо, они требуют соблюдения своих прав. А если родители здоровых детей поступят таким же образом и потребуют, чтобы с их детьми не учился ребёнок инвалид – это видимо будет плохо? Такой можно сделать вывод, так как в выступлении говориться только об обязанностях для не  инвалидов, которые составляют большинство в обществе. Это обязанность менять свои культурные нормы и традиции, обязанность подстраиваться и меняться под любое требование «человека с особенностями». Возможность большинства заявить о своём праве - заранее блокируется, через навязывание ложного чувства вины.
Если это право, то оно должно быть сформулировано в каком-то законе. Есть такое право – быть в одном классе? Сомневаюсь. А вот право на образование – точно есть, и коррекционные школы, как раз для этого и созданы – чтобы каждый гражданин смог получить образование, независимо от его возможностей связанных со здоровьем.
А если родители детей-инвалидов имеют право выбора, то родители здоровых детей тоже могут заявить о своих правах и потребовать, чтобы их класс не становился инклюзивным. И механизмы реализации этого права должны быть демократичными, не так ли? То есть,  решение должно выноситься на основании мнения большинства, не так ли? Если большинство родителей против – то никакой инклюзии в их классе быть не должно. Или дело в другом, и когда разговор заходит об инклюзии, как инструменте по изменению норм и устоев общества – демократия не допустима? А допустим только жёсткий диктат: «Мы так решили, поэтому молчите в тряпочку. Задача учителей  - выполнять. Задача родителей и детей - подчиняться»?


5. Инклюзия нужна  по разным причинам – это благие морально-нравственные преобразования общества, движение вместе со всем миром к великой цели, а также материальная выгода для сторонников, и  судебная ответственность для противников. Принцип кнута и пряника.

Чтобы поддержать уверенность у сторонников инклюзии, и развеять сомнения у противников, Светлана Владимировна в своём выступлении использовала полный набор стимулов, как идеального, так и вполне материального характера.

«Это высокая, нравственная, гуманистическая, ценностная идея»

«Два принципа: участие и принятие. Эти два святых слова для инклюзивной модели»

«Это вопрос серьёзный, глубоких, прежде всего наших нравственных изменений и сломки многих стереотипов и снятия многих внутренних барьеров. Психологических барьеров, которые невозможно имитировать.  Многое можно сымитировать, очень многое. Много за что можно отчитаться и почувствовать успех. Но солгать самому себе невозможно. Потому что это нравственная ответственность перед собой.  И вот это изменение, которое у нас впереди»

«Вся вертикаль подчинена … основной задаче, чтобы … люди, которые не имеют возможности общаться со своими сверстниками,  и не имеют возможности трудиться, то есть чувствовать собственную полезность и значимость в обществе, всё-таки в это общество были включены. Вот чему подчинена вертикаль инклюзии. Вот в чём заключается основная цель … чтобы эти люди ЖИЛИ вместе со всеми, имели семьи, , трудились, зарабатывали деньги и понимали, как личности (а мы здесь с вами все личности), что у них есть смысл в этой жизни»


Ну какой человек после таких слов останется противником инклюзии? Наверно только грубый и ограниченный социопат, для которого нет ничего святого.
Судя по всему, именно такой, отталкивающий образ противников ИО должен быть сейчас сформирован в общественном сознании.
Далее, для тех, кто сомневается в передовом характере предлагаемых изменений, следует разъяснение.

«Это мировая тенденция, потому что уже все страны, все государства включены в этот процесс»

Что вы говорите, неужели все государства кроме России ввели у себя инклюзию? Ну хорошо, предположим, что это так, в чём я сильно сомневаюсь, но даже и в этом случае это не может быть однозначной причиной для слепого копирования у нас чужого опыта.
Так же отдельно, про "мировую тенденцию", делается акцент для руководителей. У которых симпатия к инклюзии трактуется как несомненное доказательство «просвещённости».

«Просвещённость наших руководителей, их понимание современных тенденций, современных инноваций»

Как можно догадаться из этих слов – все противники ИО пребывают во тьме невежества. И чтобы их убедить, говориться о материальной выгоде для людей, принявших правильную точку зрения.

«Там где ребёнок… там… и деньги, которые государство выделяет сегодня по принципу подушевого финансирования»

«Любая школа, которая хочет стать инклюзивной, должна открыться. Только тогда она станет доступной. А самое главное, только тогда она станет БОГАТОЙ. И только тогда директор этой школы сможет обеспечить государственные гарантии по доступному качественному образованию для любого ребёнка, который пришёл в эту школу и принёс в эту школу деньги»


Ну, а с теми, кто и на деньги не польстился, можно поговорить и посерьёзнее, намекнув на возможность судебной ответственности.

«Сегодня очень часто в зале суда директор говорит. В зале суда! Я просто проходила это в своей практике. Он говорит, что у меня нет специалистов, которые были нужны этому ребёнку … Мы не имеем права сегодня … делать это аргументом … Если у вас нет такого специалиста, заключайте договоры  сетевой формы организации образовательной программы для такого ребёнка с той коррекционной школой, которая находится на вашей территории, с  тем психолого-медико-педагогическим центром, где такой специалист работает. И вы сможете обеспечить государственные гарантии по обучению такого ребёнка»

Окончание разбора - Часть 3.

Tags: Инклюзия, Киров, Светлана Алёхина, включающее общество, инвалиды, инклюзивное образование, коррекционное образование, разрушение образования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments